Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

pycckuu gyx

Русский и его нация.

Бог создал не общество, не нацию, не народ, не род, не племя, не интернацизм.
Бог создал именно человека
Существенным содержанием жизни, бытия, революций, войн является человек
Человек создаёт народности, общества, государства, союзы родов или племён
Я всегда разделяю, что человек создал старательно, с душой, от сердца,- и что произошло по воле обстоятельств и быта,- как родственные связи или как банда с разборками, например
Думать, что нация происходит от бессознательной массы людей, каждый из которых понятия не имеет, кто он, чем он дышит, зачем живёт, кто ему дорог,- это понимать жизнь как бессмысленную, как стадную, как жизнь собачек или слонов, влекомых инстинктами, привычками, просто дурью.
В нации как ни в чём ином существо человека проявляется с наивысшей силой, личность, служащая осмысленно воплощению своей мечты - нации,- обладает наивысшей силой, окрыляется чувством собственного единения с миллионами людей той же нации.
pycckuu gyx

Западничество в натуральном виде.

Только западники верят на слово всем сообщениям СМИ и политических институтов Запада. В соответствии с мнением этих источников понимается каждый шаг внутри России, каждый человек внутри России. Западники не нуждаются в подлинной информации о происходящем у нас от отравления Навального до войны на Донбассе. Страшно и подумать, во что превратится наша жизнь, если бы западники пришли к власти: мнение любого западного СМИ просто бы тиражировалось и повторялось из каждого громкоговорителя, вдалбливалось бы в каждого человека. Западники — это не шанс России, а её туфта. 

pycckuu gyx

Позитивизм ДжулииЭннес во взгляде на Платона.

Plato. A very short introduction. By Julia Annas.
isbn 0-19-280216-x(Oxford University Press)
isbn 5-271-15885-3 Изд-во "Астрель"

Джулия Эннес. Платон. Краткое введение.


Эта книжечка совсем маленькая, и уже из-за своего объёма вряд ли напугает даже чуждого философии читателя.
Настрой на далёкий от философии читательский интерес явно нацелен на расширение читательской аудитории. Но такая широта, похоже, требует уже отречения от самого философского духа. Невольно вспоминается идея одного рассказа Рэя Бредбери, в котором высшая популярность лекций по математике достигалась теми преподавателями, которые сопровождали своё преподавание стриптизом или менее фривольными развечениями - шоу.
Также необычен комментарий к представлениям Платона о математике. Её объекты совершенно идеальны и в своих свойствах связаны между собой законами человеческой логики. Однако саму логику автор считает (стр.97) не основанием для истинности выводимых суждений, а средством обретения математиком "уверенности" в истине этих суждений. Философия Платона корениться для автора в том, что человек не доверяет собственному чувственному восприятию, а аппелирует к абстрактному мышлению. Возможно, именно под абстрактным мышлением Аннес понимает платонический мир идей. Здесь остаётся сомнение, поскольку этот классический для Платона образ "теней на стенах пещеры" никак ни разу не проявился на страницах книги. Зато такой подход автора к увещеванию и вразумлению своего читателя-потребителя её ремесленного продукта даёт представление о герменевтике, сглаживании противоречий в западной общественной жизни. Правда, к истине такой подход вести не может ни в России, ни в рациональном знании.
Автор отмечает негативное отношение Платона к искусству, творчеству в лице ремесленников или артистов. Даже и писательское ремесло для Платона есть одно из менее достойных в государстве. Это, как будто, очевидное следствие ошибки платонизма в том, что идеи все существуют от века сами по себе. Но то очевидное следствие, что Платон противоречив в своём тексте и должен негодовать на самого себя, создающего текст,- автором выражена одной из первых на стр.33.
Толерантность Эннес проявляется в желании уложить все и всякие мнения о Платоне, причём, разных периодов его творчества, в единое ложе. Комментируя диалоги в их ускользающей от категоричности форме (стр.45), она позволяет быть правыми всех тех, кто делает противоположные выводы из одних и тех же текстов Платона. Хотя авторитет Сократа как положительного героя текстов Платона никем и никогда не подвергается сомнению.
Возможно, необычной находкой автора можно считать утверждение, что тексты Платона с историческим повествованием об Атлантиде являются прямой провокацией философа с целью доказать (стр.47)эфемерность литературной деятельности, пользующейся исключительно описательными и сродственными чувственным средствам создания представлений. И описание это составлено именно в дефектной для Платона не диалогической форме. Таким образом, платонова Атлантида заслуживает названия первой Утопии именно как опыта литературной мистификации.
Изюминкой автор, безусловно, считает разработку сексуального подхода к пониманию Платона. Она выделяет средневековую европейскую схоластику и современный "мужской шовинизм" как основания в уклонении анализа предшествующими авторами вопросов о гомосексуализме и его поддержке самим Платоном и последователей его философии. И тем самым, Эннес вносит в свой анализ феминистическое направление мысли, утверждая за Платоном некоторый авторитет, хотя и не в понимании основ величия женщины, но в самой постановке социологической проблемы о месте женщины в обществе. В этом смысле Аристотель чести внимания со стороны феминизма лишён напрочь.
Идее "платонического интереса" к познанию, которым традиционно именуется неутолимая тяга человека к знанию у Платона, Эннес противоставляет сексуальные явления гомосексуального характера (стр.53-55). Таких способов причинно связать метафизическое содержание творчества Платона с бытом у американки более, чем достаточно. Именно страсть сведения всякой метафизики, которой в идеализме имеется предостаточно, к эмпирической реальности бытия и позволяет понимать саму Юлию Эннес как позитивистку. Во всяком случае, очевидную логическую проблему платоновой философии, состоящую в недоступности для человека мира объективных идей, Аннес сводит к проявлению у Платона фрейдистских комплексов.
Комментируя опыт знакомства с философией в Японии, автор считает уместным понимать под этой наукой объединение различных областей общественного знания: космологии, логики, морали и политики,- и не думая утверждать некоторый особый собственный предмет. Авторство идеи инкорпорации разных областей знания о вещах и обществе приписывается также Платону именно как философу.
Эти чуждые метафизике черты в изложении несомненно роднят убеждения Эннес с позитивизмом. Но нельзя сказать, что это исключительно её мнение о философии на Западе.